https://maloizvestnye-mfo.ru/
15 Февраля, 2003

Intelligent Enterprise №68, февраль 2003. Сергей Костяков

Intelligent Enterprise №68, февраль 2003 г., www.iemag.ru
Сергей Костяков


Информационная поддержка торговой деятельности как одно из направлений отечественной корпоративной автоматизации активно развивалась на протяжении всей ее новейшей истории. И тем не менее всегда было ясно, что здесь мы имеем дело с весьма обособленным сегментом рынка, который практически не пересекается с проблемами информатизации, характерными для других отраслей. Специалисты утверждают, что сейчас торговый бизнес в России переживает период качественных изменений. Понятие «сеть магазинов» со всеми присущими данному типу розницы атрибутами становится ближе рядовому отечественному покупателю. А самое главное: в крупных российских городах начинают появляться сети супер- и гипермаркетов — так называемой крупноформатной торговли, которые способны предоставить любому покупателю практически полный спектр необходимых товаров в пределах одного, пусть даже очень большого торгового комплекса. Достаточно знаковым событием, например, многие считают недавнее появление в Москве сети магазинов «Ашан».

С одной стороны, эти тенденции — пусть даже и качественные — можно рассматривать как «внутреннее дело» торгового бизнеса. Тем более, что они в конечном счете определяют закономерный и вполне классический путь развития, в той или иное время не раз пройденный в развитых странах. «Сейчас на западном рынке доминирующие позиции занимают сети, владеющие большим количеством магазинов разного формата, — от специализированных до гипермаркетов, на полках которых лежат товары десятков тысяч наименований. Я полагаю, что года через три-четыре такая структура торговли будет преобладать и в крупнейших российских городах», — говорит Виктория Михайлова, генеральный директор консалтинговой компании MR&D Consulting, занимающейся в том числе и вопросами автоматизации крупноформатной торговли на отечественном рынке.

Нашему же изданию эти тенденции интересны по одной очень важной причине. Дело в том, что торговля всегда по определению стояла и стоит ближе всего к конечному потребителю, на конкретный спрос со стороны которого сейчас пытаются сориентировать свою деятельность коммерческие организации самого разного профиля, имеющие отношение к понятию «товар» на различных этапах его жизненного цикла. Это и логистические структуры, и производственные компании, и поставщики сырья, и держатели складских помещений. Таким образом, деятельность розничной торговли (которую все чаще в России называют английским словом “ритейл”) при определенных условиях ее развития может значительно приблизить к практике очень многие концепции корпоративной автоматизации, относящиеся ко всем вышеперечисленным отраслям и пока обсуждаемые все-таки в несколько отвлеченном контексте. Такими «определенными условиями» вполне может стать широкое развитие крупноформатной торговли. И мы хотим поговорить на эту тему, опираясь в большей степени на зарубежную практику и публикации, но пытаясь привязать все это к нашей действительности.

Ключевые проблемы торговли…
Почему из всех направлений развития ритейла мы решили выделить именно развитие сетей крупных супермаркетов? Прежде всего потому, что данный формат розничной торговли по определению связан с огромным ассортиментом товаров и стремлением постоянно поддерживать относительно низкие цены на них. Это, в свою очередь, предполагает, что некоторые известные в современном бизнесе подходы становятся для предприятия ключевыми. В частности, поддержание низких цен возможно только при условии постоянного привлечения в магазины покупателей, точного предсказания спроса, искусного стимулирования продаж, поиска путей сокращения издержек самого торгового предприятия и ряда других мероприятий. Конечно, все эти тезисы могут показаться азбучной истиной, однако интересно, что достижение всех вышеперечисленных целей именно в условиях крупноформатной торговли сопряжено с перспективами использования некоторых направлений ИТ, способных существенно трансформировать многие привычные подходы к корпоративной автоматизации, причем далеко не только в области ритейла.
Для начала отметим одно направление, в зарубежной литературе определяемое как Demand Chain Management (цепочка формирования управления спросом) и являющееся своего рода дополнением небезызвестной концепции организации цепочек поставок (Supply Chain Management, SCM). Demand Chain Management прежде всего ассоциируется с методами предсказания спроса на товар на разных этапах его жизненного цикла и реализацией определенных методологических приемов, связанных с удовлетворением этого спроса. Конкретнее цель данных мероприятий очень часто состоит в том, чтобы оптимально сгруппировать товары по категориям с учетом связи отдельных товаров по характеристикам спроса и, уже основываясь на этой категоризации, определить цены на каждый из них, оптимизировать места хранения на стеллажах и, если необходимо, спланировать промоушн-акции.
С концепцией Demand Chain Management перекликается методология планирования выручки (revenue management), о которой сейчас тоже очень много пишут в контексте автоматизации ритейла. По сути она отражает принципы, заложенные в Demand Chain Management, с точки зрения ценообразования. В условиях массовой продажи товаров разнообразного ассортимента, как утверждают специалисты, ценовая конкуренция идет по комплексным товарным предложениям (категориям товаров, приобретение которых тесно связано с единовременным посещением магазина покупателем). Соответственно современные методы управления ценообразованием призваны при определении эластичности спроса учитывать взаимовлияние спроса на различные товары. Кроме того, в рамках единого аналитического аппарата следует принимать во внимание сезонность спроса, динамику деятельности конкурентов и многие другие факторы. В итоге общими для современных методов управления торговой деятельностью чертами, как следует из зарубежных публикаций, можно считать методически обоснованный анализ деятельности по предсказанию спроса; интегрированный учет многих факторов, влияющих на сбыт; комплексное стимулирование продажи динамически формируемых товарных групп.
«Когда в территориально распределенной сети существует огромное количество магазинов разной площади с не полностью совпадающим ассортиментом, комплексное решение для управления торговлей должно включать в себя не только управление движением товара, но и поддержку управления ассортиментом, не говоря уж об оперативном менеджменте, — отмечает Виктория Михайлова, имеющая значительный опыт работы с зарубежными ритейлерами. Среди конкретных называемых ею функций — управление глубиной ассортимента товарных категорий, их привязка к форматам, к конкретным магазинам, отделам и даже к определенным стеллажам. Еще одна важная функция оперативного управления — планирование работы персонала в зависимости от количества находящихся в магазине покупателей.

…И их отражение в пространстве ИТ
Посмотрим на все это с позиций возможного смещения акцентов в использовании ИТ. Во-первых, буквально все отечественные специалисты, профессионально занимающиеся автоматизацией ритейла, высказывают мысль о неоценимой значимости специализированных торговых систем на современном этапе. Действительно, вывод технологий автоматизации розничной торговли за пределы относительно универсальных бизнес процессов, связанных с приемкой товара, его внутренним перемещением, переоценкой, продажей и т. д., которые почти напрямую ассоциируются с адекватными бухгалтерскими проводками, сильно ограничивает и возможность применения универсальных бизнес-систем как средства комплексной автоматизации розницы. В частности, это относится к ERP-системам, выступающим здесь в лучшем случае как надежное и апробированное средство информационной поддержки процессов, в той или иной мере характерных для любого бизнеса.
Хорошим примером специализированного программного функционала автоматизации крупноформатной торговли, способного входить как составная часть в системы автоматизации ритейла, может служить ПО поддержки категорийного менеджмента (сategory management). Как правило, в нем содержатся системные справочники по оптимальным схемам изначальной группировки отдельных товаров. В дальнейшем продукты данного класса позволяют отслеживать и анализировать привычки покупателей, одновременно помогая оптимизировать работу с товарными группами. В качестве средства визуализации применяются так называемые планограммы (planograms), отображающие размещение товаров на полках и стеллажах (они весьма часто встречаются в продуктах автоматизации крупного западного ритейла). У нас такие средства пока в диковинку, хотя любой отечественный заказчик по крайней мере догадывается, что все это не относится к сфере компетенции продуктов класса ERP.

«Конечно, ритейлу нужны специализированные системы. Торговый бизнес чрезвычайно креативен, и соответствующие инициативы требуют быстрой автоматизации. Поэтому ведущие западные компании крупноформатного ритейла, как правило, используют широкую гамму отдельных решений, относящихся к лучшей отраслевой практике. В России, приобретая аналогичные программные продукты, сеть по сути получает одновременно и методики работы, многие из которых в здесь пока вообще неизвестны», — говорит Виктория Михайлова из MR&D Consulting (заметим, что деятельность этой фирмы, в частности, связана с продвижением на российский рынок французской торговой программы METI, ориентированной на автоматизацию крупноформатной торговли). Примерно такого же мнения придерживается и Любовь Рыбакова, генеральный директор компании Borlas Retail (http://www.retail.borlas.ru), имея в виду идеологию специализированного отраслевого решения — программного комплекса Borlas TradeX.

Достаточно интересными представляются и перспективы базовых технологий, в особенности в области поддержки аналитики. Известно, что данные технологии принято разделять на подклассы, среди которых наибольшую практическую популярность на нашем рынке успели завоевать, пожалуй, OLAP-системы. В технологиях анализа покупательского спроса они также играют одну из центральных ролей. Здесь необходимо произвольно разделять товары по категориям, по регионам продажи, по ассоциируемым с данными группами товаров покупателям, с возможностью просматривать историю продаж каждой из групп. Крайне важно обеспечить возможность динамичной агрегации и деагрегации данных. Что касается реализации методик объективного предсказания спроса, то в условиях широкого товарного ассортимента и тесной связи параметров спроса на отдельные товары между собой (о чем мы говорили выше), необходимо широкое применение аналитических средств, пока не слишком часто используемых в отечественной корпоративной автоматизации. Речь идет о статистическом анализе и технологии извлечения данных (data mining). Надо сказать, что некоторые отечественные продукты автоматизации торговой деятельности уже позволяют применять статистические методы планирования продаж. Отмеченные выше особенности крупноформатной торговли в сочетании с большим, чем обычно, количеством параметров, привязанных к каждому товару и товарной группе, определяют потребность в широком использовании технологий хранилищ данных.

Еще один фактор, непосредственно влияющий на способность поддерживать низкие цены, — это снижение издержек за счет минимизации запасов (по мнению специалистов, сегодня это один из основных методов повышения прибыльности в торговле). В такой ситуации при условии быстрой поставки строго требуемой продукции в торговую сеть появляется возможность перейти к политике минимизации собственных запасов и их пополнения небольшими партиями (Lean Retailing). И эта концепция приводит к необходимости тесной интеграции стратегии корпоративной информационной поддержки всех процессов, так или иначе задействованных в жизненном цикле товара — от планирования его производства до продажи конечному потребителю.

Решения для торговли интересны всем
Многие отечественные специалисты, занимающиеся системами автоматизации производственных и сырьевых отраслей, прямо признают, что у предприятий данного профиля массовое применение проверенных на практике и стандартизованных методик предсказания спроса и планирования объемов продаж востребовано по крайней мере не в меньшей степени, чем собственно в ритейле. И по этому поводу стоит сделать несколько замечаний.
О том, что электронная экономика прирастает если не резким ростом практических внедрений, то уж по крайней мере массовым появлением новых терминов, известно, наверное, всем. На страницах журналов активно обсуждается содержание таких понятий, как электронные торговые площадки (e-marketplace), электронные закупки (e-procurement), электронные аукционы (e-auction), электронный поиск поставщика (e-sourcing) и многих подобных им. Общим знаменателем в дискуссиях об этих новейших методологиях электронного бизнеса служит все же ориентация на наиболее простые и универсальные бизнес-процессы. Хорошо заметно, что общий тон зарубежных публикаций, более близких к проблематике управления производством, ритейла и логистики, нежели к вопросам самих ИТ, направлен на то, чтобы заострить внимание на данной проблеме. Мы уже сказали о том, что при попытках охватить информационной поддержкой специфические проблемы ритейла недостатки классических ERP-систем проявляются все более явно. Недостаточным для потребностей современного бизнеса очень часто признают и функционал продуктов данного класса, в совокупности направленный на то, чтобы распространить имеющиеся функции автоматизации управления в область электронного взаимодействия между предприятиями.
Основное содержание критики подобного функционального симбиоза, формируемого в рамках все тех же ERP-систем, сводится к тому, что тезис «делай то, что делал всегда, только значительно быстрее» (вброшенный самими поставщиками ERP-систем на раннем периоде развития электронного бизнеса), сейчас уже практически не работает. Необходима целостная сквозная методология, в явном виде учитывающая многочисленные проблемы взаимодействия ритейла и производства через возможное посредничество системы промежуточных складов и тем самым ломающая многие привычные стереотипы. Обобщенная реализация электронных методов выбора партнера, осуществления заказа или отслеживания поставки становится уже недостаточной. Недостаточными оказываются и стандарты электронного обмена документами (EDI — Electronic Data Interchange), давно и успешно применяемые в крупных предприятиях торговли на Западе. Похоже, «рыхлой» выглядит в данном случае и концепция портала как современного средства электронного взаимодействия бизнес-партнеров. Интересно, что при всей популярности этой концепции в обсуждениях проблем автоматизации торговой деятельности слово «портал» практически не встречается.

Подробнее о текущем моменте
Постараемся конкретизировать сказанное. Если говорить о проблемах взаимодействия крупноформатной торговли и производства, то здесь, по свидетельству специалистов, имеется целый ряд проблем, требующих решения на более высоком уровне проблематики совместного ведения бизнеса, чем выбор товара из электронного каталога, выставление счета через Интернет или даже контроль за выполнением заказа. Важнейшая проблема, к примеру, — синхронизация планов поставки тех или иных товаров между предприятиями торговли и производства. Первые во многом исходят из предсказаний покупательского спроса по результатам промоушн-акций, действий конкурентов или же изменений в распределениях товаров по категориям. Поставщики продукции ориентируются больше на рыночный спрос в предыдущем отчетном периоде и суммарный объем имеющихся заказов. Динамика продаж товаров в ходе специализированных рекламных кампаний в торговле, естественно, оказывается выше, чем в обычные периоды. К тому же изменение спроса в эти периоды в той или иной мере сказывается на всех продуктах, входящих в ту же самую категорию. Срок перепланирования в торговле составляет недели, а иногда и дни, в то время как в производстве он традиционно дольше. В то же время у производителя может возникнуть потребность в более детальном планировании: если торговое предприятие наметило рекламную акцию по какой-то категории товаров, производитель должен знать, какое количество продуктов данной категории следует произвести, — иными словами, иметь представление о категорийном менеджменте. План поставок в торговле, как утверждают специалисты, более сильно привязан к географическому положению и профилю складов, чем это принято в производстве. А производство, в свою очередь, чаще вынуждено иметь дело не с предприятием розничного бизнеса в целом, а с конкретной структурой его складов.
В результате возникает очень много различных тонкостей, и, чтобы оптимизировать совместную деятельность, производственные и торговые структуры должны говорить на одном языке. Для промышленности это должно стать серьезным козырем, если производство продукции в максимально точном соответствии с потребностями конечного потребителя (о чем сейчас непрестанно твердят) действительно является его ключевой целью. И конечно, необходимо, чтобы торговлю интересовала отечественная продукция. Впрочем, утверждают, что ассортимент в уже упоминавшейся французской сети магазинов «Ашан» как раз говорит в пользу данного тезиса.
Характерно, что подобные нюансы все отчетливее находят отражение в ныне формирующихся и уже практически используемых стандартах. По сути все они являются конкретизацией, наверное, многим известной концепции автоматизации цепочек поставок — SCM, самой общая цель которой состоит в устранении информационных барьеров между предприятиями в процессе взаимных поставок продукции. Можно привести в пример уже достаточно апробированную модель VMI (Vendor Managed Inventory), согласно которой все заботы по организации складов и своевременному пополнению полок и стеллажей магазинов берет на себя поставщик, ориентируясь на фактические данные продаж, поступающие с POS-терминалов.

«Сейчас производитель может самостоятельно определять, какая продукция и в какое время требуется тому или иному предприятию торговли. Современные методологии и имеющиеся прикладные системы вполне позволяют это сделать с требуемым уровнем надежности и оперативности», — говорит Елена Юденко, вице-президент по инжинирингу компании BSE (http://www.bse.ru), специализирующейся на разработке программных продуктов для автоматизации складской деятельности и создании прикладных систем, поддерживающих некоторые типы процессов, характерных для электронного бизнеса.
Кроме VMI, известны также методологии QR (Quick Response), CRP (Continuous Replenishment Planning), RMR (Retailer Managed Replenishment) и некоторые другие.

Более функционально мощная и известная концепция, направленная на взаимодействие производственных и торговых структур, — это инициатива, обозначаемая аббревиатурой CPFR (Collaborative Planning, Forecasting and Replenishment, http://www.cpfr.org). Она ориентирована в основном на товары регулярного спроса (consumer goods), хотя есть сведения о применении ее в других отраслях. Напомним, что в мире высоких технологий хорошо известна другая функционально подобная инициатива — RosettaNet (http://www.rosettanet.org). Все они согласно формальному определению представляют собой модели бизнес-процессов взаимодействия предприятий различного профиля, в совокупности направленных на координацию их совместных планов и минимизирующих зазоры между спросом и предложением по всей цепочке производства продукции. Объединяя предприятия ритейла, производителей конечной продукции и поставщиков сырья, CPFR, к примеру, оперирует детально продуманными методами стыковки бизнес-процессов каждого из участников.

О том, что по крайней мере наиболее известные из названных концепций сейчас чрезвычайно интересны, в том числе и для российского рынка, говорит Павел Караулов, коммерческий директор ЗАО «Технологии оптимизации» (http://www.e-scm.ru). Данная компания недавно начала продвижение на российский рынок ведущих мировых решений в области SCM — продуктов фирм Manugistics (http://www.manugistics.com) и EXE Technologies (http://www.exe.com) и соответственно их внедрение в таких отраслях, как розничная и оптовая торговля, некоторые виды производственной деятельности и логистика. К их функционалу мы вернемся чуть ниже.

Итак, инициативы передовой части ритейла (прежде всего крупноформатной торговли), как все чаще полагают специалисты, оказываются способны вывести электронную экономику на принципиально новый уровень взаимодействия, связанного с автоматизацией цепочек поставок. Вместо двоичных отношений покупатель — поставщик мы получаем глобальное, основанное на стандартах взаимодействие всех участников цепочки. Привычные понятия «заказ на закупку» и «заказ на продажу» начинают заменяться терминами «совместная деятельность по предсказанию спроса» или «единая политика пополнения запасов».

И снова к проблемам автоматизации
Вернемся к технологиям корпоративной автоматизации и подумаем, какие изменения в свете вышеизложенного должны ожидать пользователя в данной сфере. Выше мы вынуждены были признать, что введение в практику торговых предприятий целенаправленной деятельности по предсказанию потребительского спроса и специфических методов управления (подобных категорийному менеджменту) сильно ограничивает возможность применения для целей автоматизации классического функционала ERP-систем. Теперь можно остановиться на том, какой же функционал — учитывая изменяющуюся идеологию бизнес-взаимодействия партнеров — может оказаться востребованным в остальных структурных звеньях цепи.

Роль ERP-систем на производящих предприятиях в этих условиях, по всей видимости, не только не ослабевает, но и, наоборот, возрастает. При этом надо отметить, что, в противовес концепции MRP II (с которой традиционно ассоциировались продукты данного класса), теперь на первый план выдвигаются методики планирования производства и контроля за движением продукции, получившие известность не так давно и именно в контексте перспектив использования ERP-систем.
Прежде всего это спецификация точного оперативного планирования APS (Advanced Planning and Scheduling). APS — в отличие от традиционных способов производственного планирования — предполагает так называемое планирование по исключениям (planning by exceptions), означающее, в частности, возможность непрерывного отражения в планах изменений внешней среды. Соответственно уточненные планы, формируемые посредством APS, напрямую оперируют с такими категориями, как Supply and Demand Management, предсказание спроса (demand forecasting) и т. д. Большую роль в составе ERP-систем должен в новых условиях играть функционал, поддерживающий методологию планирования жизненного цикла продукции (PLM — Product Lifecycle Management), по крайней мере для производства и поставок относительно сложной продукции. Но все это в той или иной степени можно рассматривать скорее как интерфейс производственных систем к функционалу управления цепочками формирования спроса и организации поставок. Учитывая, что на сегодняшний день это мощное и постоянно совершенствующееся с точки зрения методологии направление, соответствующая программная поддержка должна далеко выходить за рамки Интернет-каталогов и генерации многочисленных Web-форм.
В этом смысле стоит обратить внимание на специализированные системы, которые только начинают осваивать российский рынок. Ради конкретики приведем в пример программные решения компании I2 Technologies (http://www.i2.com) и Manugistics — пожалуй, самые известные на западном рынке в смысле устранения специфических проблем взаимодействия предприятий в цепочке поставок. По сути деятельность подобных компаний — это попытка выделить функционал определенного класса в отдельную категорию корпоративных систем. И это кажется вполне оправданным. ERP-система в условиях значительной переориентации производственного бизнеса на клиентский спрос все равно вынуждена заниматься необходимыми в данном случае корректировками автоматизации самого производства (и спецификация APS — яркий тому пример). Впрочем, APS иногда рассматривается как интерфейс логистических систем к производственным, а не наоборот. И это еще раз свидетельствует о тесной связи между планированием производства и потребления в современном бизнесе. «Чрезвычайно важно отделять принципы производственного управления класса MRP II, на которых базируется классический функционал ERP-систем, от спецификации APS и стандартов управления цепочками поставок SCM, в которых заложены алгоритмы прогностического анализа и оптимизации», — говорит Павел Караулов.

Развитие же систем автоматизации класса I2 и Manugistics, в свою очередь, тесно увязано с совершенствованием стандартов совместного планирования, предсказания спроса, организации взаимных поставок, о которых мы говорили выше. Решение I2 Demand Collaboration, к примеру, развивается таким образом, чтобы постоянно учитывать требования других стандартов — прежде всего упомянутых СPFR и RosettaNet. Почти то же самое можно сказать и о решении Collaborative CPFR & VMI компании Manugistics. «Уже одно то, что методологии CPFR и VMI на сегодняшний день стали стандартом и для розничной торговли, и в значительной степени для промышленности, говорит само за себя, — продолжает свою мысль Павел Караулов. — Поэтому важно отметить, что мы можем говорить с нашими клиентами не только и не столько о программных решениях, но и о лучшей западной практике организации бизнес-процессов взаимодействия предприятий торгового, производственного и логистического профиля». И чем отчетливее будут выделяться подобные спецификации на фоне всей совокупности методологий эффективного ведения бизнеса, тем сильнее продукты класса Supply Chain Management будут играть самостоятельную роль в пространстве ИТ корпоративного уровня.

Что касается базовых технологий, то здесь, наверное, необходимо ориентироваться на ключевые требования бизнеса, часто формулируемые в обсуждениях будущего применения технологий совместного планирования движения продукции в соответствии со спросом. Это обеспечение глобального характера взаимодействия, необходимость единой политики безопасности и возможность работы в режиме реального времени. Отображение данных тезисов на базовые технологии информационной поддержки, думается, не представляет особой сложности. Если говорить о базовых технологиях, безусловный интерес могут представлять такие продукты, как BizTalk Server компании Microsoft, использование которых для автоматизации взаимодействия отдельных предприятий позволяет делать сильный акцент не только на обмен информацией, но и на координацию бизнес-процессов. Интересно также, что упомянутая нами методология управления складскими запасами ритейла со стороны поставщиков (VMI) может дать толчок активному использованию теоретически всем знакомой технологии ASP (Application Service Provider).

Наверняка список перспективных технологических направлений можно было бы продолжать. Но в целом приведенных примеров уже достаточно для того, чтобы подвести читателя к одной мысли. Со всеми вышеперечисленными концепциями в той или иной мере он уже знаком хотя бы по публикациям в прессе и мероприятиям, проводимым поставщиками. Вместе с тем начало практического освоения многих из них во многом связано с тем, каким образом будет развиваться торговый бизнес в России.


к списку публикаций
Print version